Останнє у блогах

Більше

Останні коментарі

ratemegaign
cbd shop <a href="https://cbdoilmarketusa.com/# ">cbd oil capsules</a> | <a href=" https://cbdoilmarketusa.com/# ">cbd oil indiana</a> | <a href=https://cbdoilmarketusa.com/#>cb d ...
Коментарів: 3180
ratemegaign
pure cbd <a href="https://highcbdoildrops.com/# ">cbd oil</a> | <a href=" https://highcbdoildrops.com/# ">cbd oil florida</a> | <a href=https://highcbdoildrops.com/#>pu re ...
Коментарів: 3180
sciernerync
zone casino vegas world <a href="https://onlinecasinoplayyz.co m/#">free games online slots</a> | <a href=" https://onlinecasinoplayyz.com/# ">free slots no download ...
Коментарів: 3180
ratemegaign
cbd edibles <a href="https://americacbdoilstore.co m/#">cbd cream</a> | <a href=" https://americacbdoilstore.com/# ">where can i buy cbd oil near me</a> | <a ...
Коментарів: 3180
Guestclelt
<a href=" http://ajktourism.com/20-page-essay-mla- format-kya-hai.html ">20 page essay mla format kya hai</a> <a href=" http://ajktourism.com/1500-word-essay-ty ped-journals.html ...
Коментарів: 3180
f6l9p7k5
<a href=" slots777usa.com ">caesars free slots online</a> - doubledown casino free slots slots free games - <a href=" slots777usa.com ">pop slots</a> slots777usa.com
Коментарів: 3180
ratemegaign
https://moderncbdoil.com/# pure cbd <a href="https://moderncbdoil.com/#&qu ot;>cbd cream for pain relief</a> <a href="https://moderncbdoil.com/#&qu ot;>cbd oil dosage instructions</a> ...
Коментарів: 3180
i2g7q6e0
<a href=" slots777usa.com ">old vegas slots facebook</a> - free vegas world slots simslots free slots - <a href=" slots777usa.com ">simslots free slots</a> ...
Коментарів: 3180
w1e3a1e9
<a href=" slots777usa.com ">celebrity slots</a>, my vegas slots mirrorball slots, <a href=" slots777usa.com ">gamepoint slots</a> slots777usa.com
Коментарів: 3180
totretabani
rock n cash casino slots <a href="https://onlinecasinoziz.com/# ">online casino no deposit free welcome bonus</a> | <a href=" https://onlinecasinoziz.com/# ">quick ...
Коментарів: 3180

Архів


Крым и враки. Война - вне закона

Наталя Голованова, 19.06.2014 00:00

     Все враки. Если кто-то пишет ужасы о Крыме, - врут. Нет никаких пустых полок и выросших втрое цен. Есть отсутствие туристов и пустые набережные и пляжи. Цены нормальные, если толочься не у пляжей, а там, где живут и работают крымчане. Есть целиком рублевая зона, если не считать сохраненную работу украинских операторов мобильный связи и Интернет.

     Есть масса грусти - не все хотели в Россию. И развален бизнес. Половине Крыма, особенно на востоке и в центре полуострова, а также самостоятельным предпринимателям, собственникам противно, что их "взяли" не спросясь, считай, голыми руками.

     Есть море довольных: пенсии повышены в полтора раза, и в июле они будут выше втрое. А у работников МЧС зарплата взлетела с 2500 грн. до 12500 в пересчете на гривны, то есть ровно в 5 раз... Они смотрят исключительно российские телеканалы: все телевизоры настроены на них, - и боготворят свое российское гражданство, а у многих оно двойное.

     Факт и то, что одних угнетало кино в местном кинотеатре с титрами или в дублированном переводе на украинский, и их не колбасит насилие вывесок «Партия «Единая Россия» на каждом углу, а другие кровно связаны - жизнью, бизнесом, родственными связями - с Украиной, и им хоть вой.

    Чтобы увидеть Крым, достаточно побывать за короткое время в основных точках полуострова между Севастополем и Феодосией, - проехав с запада на восток или с востока на запад, точек-городов-поселков не так много, и это недолго. Надо побывать и увидеть: жизнь не остановилась, и она почти никак не связана с политикой, хоть  и связана - беженцами и прошлым - с душераздирающей войной.

     Крымской жизни наплевать на заморочки политиков в том смысле, что политики нынче одно знают - стригут подати и капитал. Симферополь, Москва, - на всякий бизнес двойное бремя. А Крыму нужен турист. И Крыму нужна справедливость. Фешенебельные курорты и городская архитектура, мощно обустроенная рекреационная зона  - это укор Кремлю, что ни говорите. Как можно все это взять и забрать, и хоть бы хны? Несолидно. Все это стОит и денег, и усилий Украины за 20 с гаком лет, это стОит и страданий украинцев: лето в разгаре, а у украинцев забрали возможность отдыхать! По линии соцстраха, по линии профсоюза. Откуда у украинца деньги на курортный отдых? Кремль об этом не подумал? Он не подумал, что просто стащил кусок мяса, самый лакомый кусок, отодрав его от Украины?! И как можно сейчас лицемерно талдычить о заботе: мол-де, русскоязычное население Украины, и так далее и тому подобное.

     Смешно советовать и указывать. Великим мира сего. Им лучше дать каждому по фэйс, и то действенней.

     Что надо сделать сейчас?

     Здравницы Крыма вернуть в собственность собственников. Всю профсоюзную и соцстраховскую часть распределить так, чтобы не только РОССИЯНАМ ДАТЬ возможность отдыхать, но и УКРАИНЦАМ ВЕРНУТЬ эту возможность. Здесь нужны переговоры. Ну, а за злодеяние с воровством территории у украинского государства - с Кремля хорошенькая сумма, которая раз в надцать, пожалуй, выше всякого газового укрдолга...  Не проще ли, а главное, не честнее ли просто-напросто вернуть Крым Украине?

     Работайте в этом направлении, пожалуйста, господа президенты.

     Да, и еще. Господа из ООН, примите, пожалуйста, наконец, Закон: кто ведет военные действия и стреляет, а также захватывает чью-то территорию, собственность, имущество, - тот заведомо преступник, с него - по всей строгости, и прежде всего - уголовная ответственность. Цель принятия Закона такова: хватит дикости и взаимных стрельбищ-расстрелов. С этого дня, часа и мига ни одна живая душа на Земле не может быть убита, уничтожена в ходе человеком же инспирированных боевых действий.   

А мы взглянем на эту жизнь так, как нам хочется. Вот начало, продолжение - потом.

 КРЫМСКОЕ

(в жанре журналистского неформата)

     Из Сирии она вернулась в свой любимый Цинциннати, и они с Джен отдыхали сначала дома в обществе ее супруга - долгий утренний кофе, беседы, потом каждый к компу, и так до вечернего похода в какой-нибудь ресторан, китайский или американский, реже итальянский, вечер и опять беседы, - а потом уехали к югу немного позагорать и погреться. Они накопили много сил, с лихвой. Чтобы отправиться в дальний путь - снять часть фильма. Джен хотела снимать фильм, а Мара пускалась в очередную дорогу, к которой ей было не привыкать, Мара дорогу любила. Ей, Маре, надо было разобраться, что происходит в Крыму, просто увидеть места детства, к которым ее приучили родители и куда она летала и в зрелом возрасте чуть ли не каждый год. Конечно, Крым - не Сирия, особенно в эти дни. А Джен - Джен пускай снимает свой фильм. Мара поможет записывать данные людей, которые будут говорить в камеру, и брать с них подписи - мол, не против того, что их снимают и что это войдет в фильм. У Джен, журналистки и продюсера (режиссера) на счету уже было два фильма: один - о жизни в постсоветских странах, другой - о женщинах-фронтовичках в годы Второй мировой войны. Во втором фильме Джен задавалась вопросом: что двигало советскими женщинами, когда они принимали решение пойти на фронт?

     ...В начале мая они условились встретиться в Крыму.

***

 

     «...Как хочется плакать, видя огрубленность мира. Когда самые талантливые созданья, которые нащупал, заметил, предчувствуешь, оказываются сосредоточены на себе самих. И выйти не могут из своего круга. Они знают только тех, кого знали раньше. Они уверены только в том, что уже было ими испробовано. Они боятся.

И никакая новая история, новая судьба, книга их не потрясет так, как уже известное - пусть новое, но известное. Известное по маме, бабушке, месту жительства и прошлой работе. Все, что не прошлое, не уже знаемое, заведомо «свое», - вражье, опасное, не то.

Как же должен быть пытлив ум, как раскрыто должно быть ухо - чтобы не попустить, не списать в «чужое» свое,  не прилепить ему ярлык «пустоты» и бездарности.

Особый дар нужен в условиях вселенского письма и общения. Когда экран, компьютерный гуд поглощают львиную долю смыслов и чувства, оставляя человеку всего лишь капельку любопытства.   

 

     Э., может,  пропустИте это мимо. Мне надо научиться существованию по ту сторону экрана. Когда меня не видели и не знали, но подозревают. Не заметила нацистов от «Свободы», - значит, скрыла! Изначально, давно опустили в искусственный, кем-то налитый в колбу леденящий эфир. И сказали: цыц. Ты враг. Ты прост, как камень и как дура. Ты не человек знакомого прошлого, ты чужой. Тебя не знают таким, какой ты есть, о тебе не знают. И только поэтому от тебя ничего не ждут. Мне надо справиться с этим, Э. Я еще не оперилась, не закалена. Еще не была в условиях остановки и щеколды-замкА. Никто на самом деле не виноват - жизнь груба. Человек не в состоянии порой расслышать, не осязая наощупь. Поверить! А это, может быть, и есть гвоздь дружбы, творческой пары. Понимаю, доля любопытства все же есть, и благодарна. ...Не слишком строго воспринимайте мой незрелый писк».

 

     Этот текст Мара обнаружила в файле, датированном 9.09.2013. Какие сакраментальные числа: 9, 9, 13! Она писала ему, Э., - уже тогда было отчаяние. Да, как раз они только что вернулись с мамой с ее родины, - и он не поверил. Ничему. Ни тому, что были на родине, ни тому, что в глубинке России может быть две недели без Интернета. Точнее, не проведен Интернет, - и много таких мест.

     Он не поверил в то, что и в Ялту она ездила с мамой, а не с каким-нибудь ухажером - в октябре, на ее день рождения. И купалась в холодном море в двадцатых числах. Купалась полчаса в день, быстро-быстро спустившись из «Орлиного гнезда» к морю, и тут же мчалась к компьютеру - работать, работать, работать. Даже комнату, целые апартаменты мама взяла под хороший Wi-Fi.

- Как так, мы выпускаем с тобой наш журнал, и ты на целых пять дней едешь, видите ли, к морю! С дорогой это целая неделя.

- Да не к морю, а к маме, - бубнила она беспомощно по скайпу... - Она там отдыхает с друзьями, и я должна ее поздравить.

     Они делали журнал. Журнал ежедневный, он выходил онлайн. И в Ялте 20 часов в сутки она делала с ним журнал. Она почти не спала! Ради Э. и журнала Мара забросила кучу дел.

     А уж эти ее еженедельные поездки по работе. А уж тот январский полет на БВ... Ну как ему было объяснить, что они с сыном любят дорогу, что она любит дорогу, что дорога - жизнь. Что она живет, как настоящая монахиня, но она живет в миру.

     Он не выдержал ее - живую. Даже онлайн. Или - потому что онлайн.

     Они ни разу не виделись. Они просто вместе работали - вместе, значит, и жили, дышали. Онлайн.

     Мир полон насилия. Еще до того как она узнала войну, она узнала насилие - над собой, в сугубо личной и профессиональной, отнюдь не военной жизни.  

     В мае 2014-го она могла ехать, лететь куда угодно, ни у кого ничего не спрашивая, и его не уведомляя ни о чем.

***

     Наслоилось событий... Эта русско-украинская война поставила все на дыбы. Ближайшие люди потеряли здоровье. В войну ведь не только убивают. Во время войны появляется много калек - психических, сердечников, инфарктников, инсультников, э, да что там говорить, все об этом знают, кто прошел войну.

     Она убежала в горячие точки планеты от себя самой и от Э. Запрограммировав искусственные IP-адреса. Сделав так, чтобы он не видел ее и не слышал. И никто не видел и не слышал ее. Она сама себя перестала слышать. Но, значит, и мир она плохо слышала тоже. В эти последние полтора года. Слышала только его, Э.

     Поставив на ноги ближайших - кого не пощадила пропаганда и эта безумная информационная стрельба с российских телеканалов, свалив без пуль на больничные койки, - Мара взялась восстанавливать слух. Ей надо было во что бы то ни стало заглушить в себе Э. и научиться по-прежнему слушать все остальное.

     БВ - Ближний Восток - словно клин клином вышиб из Мары ее ушные пробки. Она с первого дня плюнула даже на фейсбук, который связывал ее с Э.: они негласно решили, что раз вместе создавали страницу журнала, она стартовала 9.04.2013 - опять сакраментальные числа! 9, 4 и 13, 9+4=13, - значит, ей, Маре, ее и вести как главному админу страницы. Правда, Э. унизил Мару, как только мог. Отказался ставить ее комменты под статьями, которые в его журнале шли после премодерации (Мара не слушалась и где считала нужным защищала арабов, уверяла Э., сидя в Арабских Эмиратах, что в Дубаи главным отельным бизнесом владеет еврей, и строчила под статьями авторов журнала, громивших бизнес Дубаи и конкурс красоты верблюдов, пояснения: мол, бизнес в Дубаи - сплошь совместный со США и Европой, а первые лица страны Э. постоянно сюда с визитами; Э. немедленно лишил ее права комментировать впредь, ее, доселе нечасто, но метко бомбившую недругов Э., обижавших его, пояснявшую его редакторскую позицию...). При этом Мара продолжала готовить каждый день мировые и отечественные новости, брейкала их, вычитывала статьи авторов, ставила все в фейсбук и распространяла в группы. Даже писать свои статьи в журнал стало некогда. Но она терпела, понятно, надо было свыкнуться. Не видя Э. ни разу в жизни, живущего в 4-5 тысячах километрах от нее, но зная о нем все или почти все, любя его до беспамятства, Мара задумала писать о нем книгу, и материала уже было предостаточно. Надо было только выждать, когда он придет в себя после операций, их за год только было две, и вообще он был далеко не здоровый человек, да и старше ее на четверть века, - и вот он не выдержал ее вольности, ее конференций, ее склонности говорить то, что она именно думает, а не то, что хотелось слышать ему, хоть о нем она говорила всегда взахлеб, с восторгом, - и ...лишил ее своей дружбы в фейсбуке, забанил электронную почту, куда она никогда почти ему и не писала, и оставил для связи только скайп, а в скайп она не писала вообще. Она терпеть не могла скайп, зудящий, звякающий, нудящий какой-то всегда не ко времени болтовней. Терпеть не могла ему отвечать, на эти бесконечные выяснения, обсуждения само собой разумеющегося. Даже когда он ей звонил и что-то рассказывал, - все это мешало, не совпадало, к тому же связь не была идеальной и звук прерывался.

- Давайте встретимся! - скулила время от времени Мара. - А по скайпу говорить не будем, а? Слишком много разговоров получается, я так не могу. И писать часто, в быстром-быстром темпе тоже давайте не будем, мне не подходит, я интроверт.

- Решаю я, а не ты, что надо и как надо, - отрезал он, совершенно выходя из себя и наверно багровея там, за экраном и за тридевять земель.

      Он звякал и писал-говорил по скайпу каждые 10-15 минут, без преувеличения. И если обнаруживал, что ее нет у компа более трех-четырех минут, сердито выговаривал ей: мол, часто отвлекаешься, и в туалет только раз в день надо ходить, и чай пить часто не надо, и обедать-ужинать надо в синхроне с ним, все в синхроне с ним.

      За этот год (она начала писать в его журнал статьи вместе с журналистом из Ньюарка в декабре 2012 г., как раз после провала Ромни, когда журналист из Ньюарка, полный отчаяния, возобновил публикации в журнале Э.; она писала в журнал каждую неделю, делала переводы, а с апреля 2013-го они начали дружить), год нужно отсчитать так - с 9.04.2013 до 20.04.2014, там зеркальные «тринадцатки» по бокам даты, здесь тринадцати равна сумма цифр, - за год они поссорились росно 36 раз! Она подсчитала. Точнее, ровно 36 раз он на нее обиделся. Примерно в 34 случаях из 36 она так и не поняла, за что.

     И вот теперь отвыкнуть, остыть ей предстояло и от скайпа - от зеленого паучка Э., который иногда становился желтым и изредка исчезал совсем, превращаясь в белую фигуру с зеленой обводкой.  Всех других паучков - коллег, знакомых - Мара почти не видела. Зато ее гипнотизировал, манил, не отпускал, прямо засасывал паучок Э.

***

     Сирию и другие страны БВ она вспомнит потом. Она там еще не раз будет, и еще напишет. Сейчас ей хочется думать о Крыме...

     Из Нью-Йорка она летела «Боингом» до Москвы, и оттуда - в Симферополь поездом. Хотелось проверить, правду ли говорят о задержках на таможне, подслушать разговоры пассажиров.

     Пассажирский состав был какой-то молодой. Вагон битком.

     Напротив Мары худышка с широко посаженными глазами, в обвисшей футболке клеилась к парню. Мара приняла их сначала за студентов.  Оказалось, молодые люди уже работали.

- Приедем, сначала у меня поспим.

- Ага.

- Наши звали с собой. Потом говорят: на байдарках. Я - нет уж. Я с тобой.

- Угу.

     Худышка еще теснее прижалась к парню и прямо влипла в него своими глазами. Лицо ее раскраснелось. Он, белобрысый и в чем-то противоположный ей, не возражал и не отодвигался. Оба худые, они, казалось, занимали одно сидячее место. За спиной у него была еще и скрученная палатка.

- Если ты уедешь надолго, я улечу в Германию к подружке.

- Какое надолго, три дня - и все.

- И все? Тогда ладно. И опять приедешь ко мне в Бахчисарай?

- Ну.

     Она запустила тонкие, суперчувствительные пальцы в его шевелюру. Потом они говорили о жизни. У нее уже была маленькая дочка, которая жила с ее родителями. Отец дочки, бывший муж худышки, платил какие-то алименты. Но ей они были не нужны, она, IT-шница, сама зарабатывала хорошо.

- У меня уже второе место работы. Считается, если меняешь работу, то быстрее возьмут на новую. Работодатели любят, когда человек много чего умеет. Ты бы тоже мог, если бы захотел, да с твоей головой.

- Я же не деньги зарабатываю, а работаю инженером, и никуда со своего завода уходить не собираюсь.

- Странный ты.

     По назидательно-ученическому разговору они напоминали неоперенных выпускников вуза. Худышка не на шутку раскраснелась. Было впечатление, что она выпила.

     Бравый дядя лет шестидесяти в соседнем купе учил молодых уму-разуму, показывал какие-то документы, подтверждающие, что он работает в России, а постоянно живет в Крыму, хоть родом и из Донецка, разглагольствовал об Украине и России, орал с восторгом о Путине. Слышно было на весь вагон. Впечатление было такое, что кроме этого дяди, в вагоне людей зрелых лет не было совсем, только молодежь. 

***

     Ночью - она так и не поняла, где именно - их в очередной раз разбудили. Высокий атлетический парень стал допытываться, кто куда едет, да зачем, да где живет, и что в сумках. Останавливали в два ночи, и раньше, а в последнем пункте простояли два часа. Она так и спала с вытянутой с паспортом рукой, - всю ночь в ожидании очередной проверки. В Москву ни из одной республики она так не въезжала, как из Украины в Крым. В Крым, в который ездила чуть ли не каждый год.

- Услуги носильщика! 10 гривен! - объявлял громкоговоритель.

     К Маре пристроился парень-носильщик, она отшила его. Он опять, она согласилась. Пронес вещи метров 50, при входе в вокзал большую сумку проверили люди в милицейской форме, - и объявил стоимость своих услуг: 120 гривен! Или 360 рублей!

- Мне идти разбираться с Вами?

- Ну тогда хоть 60 дайте...

     А потом она увидела, что все по-прежнему, на месте привокзальная площадь Симферополя, на месте рынок. Одна вывеска от «Макдональдса», зато на месте - «Сбербанк России», который вот уже года четыре расположился в самых центральных местах крупных украинских городов.

     Ножниц - обошла все в обозримом радиусе! - она почему-то не смогла купить. И в маршрутку смогла попасть только в такую, которая стоила вчетверо дороже автобуса и отправилась лишь через полтора часа. Опаздывали поезда - на 3-5 часов, - и не было туристов. Россияне еше не сориентировались, а украинцы сказали себе: Крым отныне чужой.

ПРОДОЛЖЕНИЕ - ПОТОМ


* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Shift+Enter.

Про автора:
Автор "Журналісту України", зарубіжних видань, літератор.


Коментарі наших відвідувачів:


+ Додати
 введіть код  

Всі записи:

Головна RSS