Останнє у блогах

Більше

Останні коментарі

Carloslen
m https://sildpkc.com# viagra online buy viagra online <a href= https://sildpkc.com# >viagra online</a> online viagra buy generic viagra online <a href=https://sildpkc.com#>sildenafil& lt;/a>
Коментарів: 2527
Robertphova
z <a href= https://sildpkc.com# >online viagra</a> buy viagra online viagra generic <a href=https://sildpkc.com#>buy viagra</a> https://sildpkc.com# buy generic viagra online
Коментарів: 2527
Jaredvek
cialis canadiam pharmacy <a href="http://cialisprod.com/"& gt;buy generic cialis online</a> cialis 20 mg cost walmart <a href="http://cialisprod.com/"& gt;buy cialis</a> ...
Коментарів: 26
Carloslen
h https://canadaviagrawithoutdoctorprescri ption.com# viagra without a doctors prescription viagra without a doctor prescription <a href= https://canadaviagrawithoutdoctorprescri ption.com# >site ...
Коментарів: 2527
Robertphova
l <a href= https://canadaviagrawithoutdoctorprescri ption.com# >buy viagra without prescription</a> generic viagra without prescription viagra no prior prescription <a href=https://canadaviagrawithoutdoctorpr escription.com#>viagra ...
Коментарів: 2527
Miguelalils
<a href=http://vip.sibirki.com>прос итутки новосибирска</a> <a href=http://now.nsexy.ru>прости тутки новосибирска</a> <a href=http://nsk.siblaguna.org>про титутки ...
Коментарів: 118
Carloslen
t https://canadaviagrawithoutdoctorprescri ption.com# viagra over counter viagra no prior prescription <a href= https://canadaviagrawithoutdoctorprescri ption.com# >viagra without doctor prescription</a> ...
Коментарів: 2527
Robertphova
t <a href= https://tadalafilpkc.com# >generic cialis</a> cialis canada cialis generic <a href=https://tadalafilpkc.com#>url< ;/a> https://tadalafilpkc.com# cialis coupon
Коментарів: 2527
RobertCrity
Если вы заказываете проект и приглашаете подрядчиков в одной http://buuilding.byethost12.com/ организации, возможна скидка, ...
Коментарів: 2
Robertphova
i <a href= https://canadaviagrawithoutdoctorprescri ption.com# >generic viagra without prescription</a> cialis vs viagra generic viagra without prescription <a href=https://canadaviagrawithoutdoctorpr escription.com#>viagra ...
Коментарів: 2527

Архів


Кому нужна моя Москва

Наталя Голованова, 13.03.2013 11:53

на уровне трепа, - это жанр написанного; написалось в день приезда 13 февраля, и взахлеб, уж прошу не обессудить за нелитературность и, возможно, малую эстетичность и в чем-то спорность; однако залежалось с февраля, и так и даю без единой правки - как дорожный дневник, записки бродяги, ну, в общем, как хотите определяйте...

Кому нужна моя Москва

     Да, вот кому? Кто захочет знать и слушать о том, как человек не оседлал ее и не стал воцаряться в ней N-миллионным жителем в очередном пентхаусе? Или немиллионным обитателем усадьбы с южного тыла столицы? Тем более не уехал ни на семь лет в американскую гуманитарную аспирантуру, ни на всю оставшуюся жизнь спецом-наноэлектронщиком на запад того же государства.  Хоть был и зван, и приглашаем и в N-миллионные жители, и в аспирантуру Энн Арбора «где Бродский и Набоков», и в эти пра-институции модерново-сколковских нью-васюков. Вот бы житуха-бытуха. Нет, как заговоренность цветаевским: «говорят, что тягою к пропасти измеряют уровень...». Да, все так, человек не брешет, не красуется, не ностальгирует по утраченным возможностям-шансам, - сам выбрал свои блуждания и сам не принял ни один готовый статус.

     И вот несколько дней этот как там его, «вне статуса», имел счастье по своей родовой и внутренней традиции провести в Москве. Всего несколько дней, даже меньше недели! Ничего не украв при этом, не облажав друзей небылицами-рассказами ни там, ни здесь, и даже не попытавшись слямзить крошку славы в белокаменной, где славы этой рассыпано и насыпано, как снежной крупы в иные маломорозные дни. При этом продолжая называть, кликать, ласкать Москву своей, никому чужим не отдавая ее, не уступая, и по ее поводу не юродствуя, тем более не уродствуя, никогда-никогда. Не гадайте, не подозревайте и не затыкайте нос: мол, как воняет снобизмом, чистоплюйством, или, наборот, полным идиотизмом, - что аж тошнит. Не хотите - не слушайте, адью вам с кисточкой, человеку иногда тоже бывает начхать и не жалко того, на что начхать. Или помолчите чуток, странички на три, и потерпите. Ну, и дайте свое ушко, человек расскажет, я расскажу.

     Итак. Сами напросились.

Не до жиру «непонимания и неслышания»

     Границу надо преодолеть. Да, вот не просто перелететь, переехать, проскочить и переждать таможенный и пограничный контроль, а вот - преодолеть. Сначала - психологически и даже психически. Ведь каждый день и каждый миг, включая сон и депрессивные минуты: Интернет-связь и связанность со всеми и вся, прошлая жизнь с распахом и размахом  сразу на весь пост-СССР, кровная связь  со столицей и кровные связи с людьми, живущими в ней, которых довелось узнать, знать, вместе учиться, работать и планировать реальные и нереальные дела, а это еще больше, чем просто город Москва. Нет границ между нами и не было! Мы были и есть связаны с каждой пядью того пространства, где наша душа ночует и днюет, где она, можно сказать, родилась и куда она теперь попадает моментально, по первому желанию и зову - смеяться и радоваться, сопереживать, - ведь живая. И поэтому нам никогда не понять речей о дружбе с Россией всех этих постсоветских чиновников, снующих туда-сюда за наши деньги без всякого на то спросу, но так и не открывающих границу с Москвой финансово - чтобы так же легко сновали туда-сюда люди, не втридорога и не вдвадорога, стремясь пересечь ее до первого приграничного российского пункта, а там уже по обычной нормальной цене. Не раз ведь в сто лет ездит тот, кто ездит, - по крайней мере, несколько раз в год. Совсем в нелюдей превратили друг друга, а величаем каждый соседа «иностранцем», «зарубежным гостем». Да иносранцы мы на самом деле - с такой псевдокультурой границ и таким отношением правительств к своим гражданам - ведь сколько дружб нарушено и поставлено на счетчик, сколько научных и учебных проектов прервано, ибо тоже по правилам, написанным недоумками и с подачи слабосочных умишком государевых приспешников с тех и этих сторон границ, но тем на все это наплевать с колокольни! Проще из Лондона прилететь в Париж, чем из Киева в Москву. Проще с собакой договориться, чем решить некоторые формальности, связанные с такой вот поездкой «за рубеж». Даже дела шпаги и совести, на которые человек готов жизнь положить и стоять в них за други своя, требуют теперь «взаимозарубежных» отстежек и отмычек-отчекрыжек, черт бы их побрал. Да разве согласится с подобной ахинеей всякое здравомыслие и здоровое чувствование, если мозг еще не болен, не атрофирован, руки и ноги действуют, а нутряное и чувствительное живо так, как ему положено! И человеку на всякое лицемерие не наплевать даже - он это лицемерие и недоумие просто слышать и видеть не слышит и не видит, не до него, не до бренного, не до жиру «непонимания и неслышания», ибо жизнь слишком коротка, а счастье слишком велико, счастье уметь, видеть и слышать.      

Кузнецов, Вайнер, Пушкин...

     Вот, например, 10 февраля не может не рваться сердце и никак нельзя не прибыть в храм «Большое Вознесение» у Никитских ворот. Где соберутся великие писатели земли российской и справят панихиду по ушедшим и поставят свечку, миллион свечей, или хоть десяток - за всю выжившую, изо всех сил выживающую еще великую российскую литературу. А не соберутся - собрать вдов великих, почитателей великих и тех, кто все же пришел сам, и сделать все это как дело чести и свидетельство хоть капли достоинства. Да нет, приходят и собираются, каждый год, в выходной накануне этого дня или сразу после. В этом году все совпало - в этот день, прямо с утра, еще до Херувимской... Как запели, а минут 15, и прихожане потупились, любя грустную и сосредоточенную Херувимскую, - и плач в душе. По Юрию Кузнецову. По Георгию Вайнеру. По Александру Сергеевичу Пушкину. У кого что, разное... Георгию-Победоносцу посвящены две иконы в храме - справа по ходу к алтарю, большая, гордая, конная, и маленькая слева, тут он тоже на коне. День памяти и в молитве, и в сознании 10 февраля был основным. До горячности, до физического жара в душе и теле, - и не пил никто накануне и в это утро никакую водку, никакой физиологии. Чан - высокий металлический, с рост человека по правой стороне, с надписью «Крещенская вода», был очень, очень кстати. По стакану осушил каждый, и еще хотелось... Все было по закону, не ропщите, всезнайки, неважно какой веры человек пришел сюда и неважно, какой веры человек, по которому память. Память есть - или нет ее. И вместе быть - важно.

     Возле храма большая светлая собака стояла и смотрела прямо в глаза, и она пришла, с хозяином...

     Скользота на дорогах и тротуарах стояла неимоверная, чуть поменьше, чем девятого февраля, но тоже. Но ерунда эта скользота - ты бы видел, читатель, как величаво сверкал хрусталем и словно налитым белым камнем архитектурный ансамбль «Пушкин и Натали». А ведь в эти минуты в Москве, на Большой Никитской, еще не было солнца! Оно появилось позже, увиделось через окна здания журфака МГУ, зайдя откуда-то с Манежной и от Кремля, но было без логики понятно: это сияние не Кремля и не окаймляющих снегов Манежной, под ледяным настом, которые и впрямь сверкали зеркалами в эти дни, - нет, это было воистину сияние Солнца русской поэзии, так называют великого Пушкина, это было сияние, свет великой российской литературы, да, именно в этот день, эти дни... 

     Великолепный неприступный, сверкающий наст московских снегов. Великолепные купола. Несокрушимый дух тетенек за прилавками чуть ниже Исторического музея, пытающихся продать товар, эти не-здесь-сделанные, но все же символы Москвы - кружки с лепкой Большого и куполов, значки, тарелочки-магниты, шарфики и платочки, статуэтки. Тебе суют в последнюю минуту облюбованную тобой кружку «Москва», под гжель, красивую, сине-золотую, зимнюю, с солнечным прищуром позолоченной росписи по ней, и желают тебе добра, и ты им желаешь...

     Хоть тетеньки принесли сюда символы, которые можно увезти с собой. Не на Арбате же брать втридорога то же самое, ты ведь не за дорогими покупками сюда приехал. А без тетенек бы - ни медовухи, которая тут была и не стало вдруг этой зимой, ни кружев, ни вышитых салфеток, ни платков, только четыре биотуалета, мимикрировавшие под снежно-голубой, по-зимнему, и хоть поэтому не сильно бросающиеся в глаза...

     Ты увезешь с собой разные впечатления.

Журфак МГУ

     Ты здесь как в материнском лоно. Здесь тебе легко. И хочется слушать. И легко выступать, говорить, ты безусловно успешен, тебя уже опубликовали и еще предлагают публикации в ваковских изданиях. А все почему - потому что в высокой, адекватной среде человек всегда успешен, всегда! И не надо уверять в обратном.

     Вот опять: ты ничего не собирался покупать из книг, ну вот принципиально не собирался, - а везешь-волочишь две сумы, книг 30, из университета, все свежайшее, редкостное, и все подарки... Во время таких вот, так называемых про себя ритуальных, обязательных поездок, правильнее всего понимаешь, для чего человеку нужны здоровые ноги, сильные руки и крепкие мускулы - именно для того, чтобы возить книги, принимать подарки, от которых отказаться сущий грех, и наконец, чтобы быстро и без устали перемещаться на большие и малые расстояния, и делать это так часто, как это нужно, ни на один раз не реже.

     Живительные, полные смысла и глубины беседы с Ясеном Засурским, Еленой Вартановой, Иваном Засурским на факультете. С молодыми профессорами Юлией Балашовой из Санкт-Петербургского госуниверситета, москвичками Натальей Гегеловой и Аллой Колосовой из университета Дружбы народов, Еленой Коломийцевой и Еленой Коханой из университета культуры и искусств, знакомыми и друзьями из МГУ, Литературного, разных издательств, правительства Москвы... С большим интересом и уважением участники конференции говорили об американских СМИ. Два доклада об англоамериканских и русскоамериканских медиа и продолжительная дискуссия по ним звучали в секции зарубежных СМИ. С примеров из американской прессы начинался почти каждый из 12 докладов пленарного заседания конференции. На журфаке есть еще и ОИКС - Общество изучения культуры США, - которое и по своей линии проводит конференции ежегодно в декабре. В декабре 2012-го на конференции ОИКС был представлен доклад "Политическая осень на русскоязычном радио Нью-Йорка Дэвидзонрадио" - о передачах Виктора Топаллера и некоторых других ведущих.

ролб

На фото: Елена Вартанова, Ясен Засурский, Леонид Млечин, Марк Розовский

     Как все же здорово, что можно общаться немногословно, просто и неподдельно, и не надо пыжиться, не надо тужиться, не надо брать суконный неудобоваримый стиль. Нам всем с полуслова понятно, почему столько ерунды идет на центральных телеканалах постсоветского пространства, и говорить об этом нет никакого смысла.

     Кстати, в этот раз, беседуя в кулуарах с Иваном Засурским, после обсуждения представленной им потрясающей научно-популярной книги Гюстава Лебона, мы сошлись на том, что в наше время сильна, слишком гегемонна (это уже лично мое определение, не буду вешать его на уважаемого Ивана Ивановича) разного рода «корпоративная культура». Когда человек, то ли принадлежа к партии, то ли являясь сотрудником важной организации, в том числе чиновничьей или бизнес-структуры, будучи членом сообщества, на публичных мероприятиях, во время круглых столов, в интервью «должен» говорить исключительно блюдя взгляды и установки этой структуры, организации, партии и т. д. А лучше - молчать и ничего не говорить, если он не первое лицо или не руководитель высокого звена. Не положено-с. Поэтому если и говорит, то как сам не свой. Кукла, голова на костылях, сабля в ножнах, конь в стойле, кобыла в стаде, - не более того. Ноль без палки, пустое мокрое пятно, короче говоря. Лозунги, общие места, скука и порой даже глупость. Где-то там наверху его институции кинули идею-пойло, о чем верещать, и пошли обезьянничать верноподданники. Честным - беда. И как меняется иной говорящий, когда интервью и выступление заканчиваются, и с какой радостью он превращается ...в думающего, раскованного, знающего и потрясающего собеседника! Вопрос к структурам и различным институциям, вопрос к госчиновникам от гуманитарной сферы, разных стран: а не довольно нам костылей и идиотизма? Не пора ли снять оковы с людей, сознания? Может, хватит правил и лозунгов, хватит этой искусственной «партийности»? И не пора ли государственниками называть действительно государственников, а не холуев, выслуженцев, подсиденцев и карьеристов-конформистов-зашибал?!! Которые и сами даже вполсилы не работают, и других стреножат. Не пора ли людям планеты XXI века стать собой? Да, такие выводы и мысли тоже приходили на ум и обсуждались на традиционной ежегодной конференции журфака МГУ. Прекрасная конференция, много участников из разных регионов России и многих стран мира, включая даже Японию и США. К слову сказать, журфак МГУ давно стал университетом-клубом общенародного и международного сотрудничества и общения. Очень свободного, искреннего. И прием - со всем радушием и гостеприимством. Назвать только беседы на балюстраде второго этажа во время кофе-брейков! Не говоря уже о работе в секциях конференций, прения в зале на пленарных заседаниях, до употения, когда в дискуссиях отпор дается даже замам министров по коммуникациям и подобным вопросам, когда в прениях участвуют Познер, Млечин, Юшкявичюс, Сванидзе, Иванова, «Эхо Москвы», «Московский комсомолец», «Новая газета», «Московская правда», «Независимая газета», все университеты России, Украины и т. д.  Почти ежедневно здесь с лекциями и сообщениями специалисты и деятели из разных стран, общение, как правило, происходит на родном языке гостя, тут все владеют английским, немецким, французским и испанским, ставится задача и берется курс на восточные языки.     

ЦДЛ и книги

     Центральный дом литератора. Здесь, как и в храме «У Никитских», всегда средоточие людей разных взглядов, образа жизни и вероисповедания, но здесь нет или почти нет людей случайных. Послушать поэзию, музыку, выступить самому, посидеть в подвальчике или наверху и выпить кофе, чаю, водки, - это норма и непременно в распорядке дня. Даже если времени совсем нет. И даже если чай, кофе пьешь, а водку нет. Если приехал ненадолго и живешь вблизи Нового Арбата, так вообще малина, всюду поспеваешь пешком быстрее, чем до метро и на метро. Минут 10-15 - и ты на месте. Дуракам везет, а ты вообще родился счастливым: тебе дают и дают, а вроде сам ничегошеньки и не просишь. А тут тебе и ИМЛИ, и Литинститут, и журфак. В ЦДЛ каждый год в начале февраля и начале июня чествуют Пушкина. Вижу эти события из года в год, идя по Большой Никитской мимо, хотя сама чаще захожу на другие, слишком уж на этих многолюдно. А тут решила зайти. Бог ты мой! Опять пол-Москвы собралось! Чествуют не только память поэта, но и 180-летие выхода полного «Евгения Онегина», о как. Сразу - знакомые лица, находится и пригласительный, ибо пускают на сей раз только по ним, и люди все равно стоят и сидят в проходах, зал битком, а это значит, собралось под 2 тысячи народа... Думаю, данной детали достаточно, чтобы нарисовать интеллектуальный портрет нашей экс-СССР-столицы. Возраст пришедших? От 20 до 99. Больше, конечно, зрелых, советского поколения, но и совсем молодых навалом. Очень важная часть прихода в ЦДЛ - афиши и книги. Через Сеть рассмотришь не все афиши и тем более книги. Вот где можно смотреть книги! Вот где их надо покупать! Здесь, в ИМЛИ (Институте мировой литературы), на журфаке и еще лучше всего - в Книжной лавке Литературного института. В этих местах ты найдешь абсолютно все, причем и новое, и старое. Не то что в Доме книги на Тверской. Там к юбилеям известнейших российских писателей никогда ничего не выложено и не приобретено, не раз при анкетировании, которое они устраивают, я указывала им на это и советовала перенять опыт у Книжной лавки. Нет, они не только ничего не переняли, как видно и в том году летом, и в этом феврале, и в предыдущие годы, - они совсем испортились. Да, сверкающий многоцветьем разных дорогих и недорогих книжек, бумажных и электронных, магазин. Но спускаемся направо, в самый популярный зал - художественной литературы - и что мы видим? А мы видим модных якобы авторов сразу слева на самом видном прилавке, выставленных всеми их книгами размашисто и роскошно, но ни одного посетителя-покупателя возле них, а все люди столпились в душных узких пространствах между стеллажами внутри зала, именно возле тех авторов, которых они хотят читать! Даже Стругацкие там, далеко, под стеной, и к ним надо пробираться через книжную вертушку, просачиваясь между ней и широкой покатой спиной высокого человека, зачитавшегося на ходу найденной им книгой. Я специально не называю имен «модных» и состоящих в ангажементе с магазином и верхушками Москвы, надо полагать. Не будем. Каждый из нас не профессор, не во всем могу быть права и Боже упаси кого обидеть. Но тенденция, которая зрела и зрела годы, эта дурно пахнущая тенденция заангажированности и полоумия, вконец уже вылупилась и поработила и любимую Москву. Сначала, в 90-е, уродливыми огромными торговыми центрами, которые на глазах съели скверы и парки, которых и так-то в Москве по пальцам и сантиметрам пересчитать, город превратился в камень бездарной архитектуры и тотальной торговли, правда, чуть позже, некоторый стиль был придан и этому, и сейчас несколько интереснее видится архитектурная модерн-Москва. Но общепит от книги так называемый (и, надо полагать, от Сети, если зачистят Интернет, а также потому, что доступность Сети в столице, если не привез с собой ноутбук и не можешь использовать WiFi, почти нулевая, только в дорогих кафе и дорого; на центральной почте и телеграфе и то нет) - это уродство. В ЦДЛ же можно купить настоящие книги: Довлатов, Набоков, Кузнецов, Казакова, Ваганьково, всевозможные современные имена, классика, обязательно из коллекций «Литературной России», «Литературной газеты», - все в шикарно и попроще изданных книгах, достаточно полно собранные их сочинения... Афиши не порадовали. Желанные имена - редко, несколько раз в год, и то в почти бесплатных литературных моно-выступлениях и концертах. Зато «модные» - часто и за приличные деньги. Люди подходили к кассе - солидные, уровня доцентов и профессоров, поэтов, литераторов, педагогов, - спрашивали цены и уходили, махнув рукой...

Быть как выть

     Очень грустно не увидеть всех друзей и преподавателей, кого хотел. Это нереально при занятости на конференции с утра до позднего вечера. Грустно не побывать на сей раз в Библиотеке им. Алексея Лосева, в Библиотеке-фонде Русского Зарубежья им. Александра Солженицына, в консерватории, на Ваганьковском у дорогих могил.

     Очень грустно некоторым моим коллегам не дотянуть (по всем статьям!) до конференции в ИМЛИ и Литературном институте, где тоже запланированы выступления, публикации. В том, что ты «не дотянули», уехали раньше, не остались, есть доля вины и их, и этого басурманского начала, которое переиначило какие-то важные принципы, тронуло уже и основы, самые бытийные основы бытия, на которые писательские круги, по крайней мере, те, которые вращаются вокруг сермяги и больше ни на что свободного времени в своей жизни не имеют (помните, как говорит замечательный ученый-литературовед Литинститута Владимир Смирнов: русский человек может прожить неумело, а пропеть и сказать об этом способен так, как мало кто может, - точную цитату не приведу, надо искать или переспрашивать, но примерно так, только у него яснее, сочнее, пронзительно почти этим мысль высказана; думаю, этот закон относится не только к русским людям, а к тем просто, кто так рожден). И не вина ректора Литинститута Бориса Тарасова в том, что практически прикрыли и те несколько комнат Дома писателя на Добролюбова, 9/11, в которых приезжающие могли остановиться с полным комфортом и за умеренную цену, а не напрягать родственников и друзей своим приездом, - это важно для выпускников Литинститута, других пишущих, которые активны и в Москву наезжают регулярно. Ладно, у меня всегда счастливый случай и мест встреч и остановок немеряно, лишь бы сама выбирала и не ерепенилась, а ведь для других такая ситуация накладна и невыносима. Да и селиться наша пишущая братия любит хоть и вместе, и порой живя вскладчину, но - чтоб непременно по одному. Одиночки по натуре! Веселые, супер-открытые, но фатальные, приговоренные одиночки!

     И вот кого не увидел, не облобызал, не дозвонился, недовстретился, - а так бывает каждый раз, и этого «недо» на самом деле 99,9 %, - хочется выть. Выть и грызть свой билет на самолет, поезд, авто и так далее. Хочется элементарно сгрызть и выгрызть разлуку, опять разлуку - до отчаяния, до слез во сне и дневной полудреме в дороге. И эта явь, это междорожье, это раздорожье в твоей дороге, в этой нескончаемой, какой-то то ли ошибочной, то ли непонятой самим собой судьбе, - как клещами держит душу, как волоком тебя тащит обратно. И ты уезжаешь, под веселые объятия и хохот, ты хохочешь с какими-то изысканными красавицами всю дорогу, напоследок будучи посвященным в их историю (они из Грозного, в 1993-м, бежали кто куда и только через 10-15 лет нашли всех друзей оттуда, теперь в Москве, уже со своим жильем и пропиской, и вот приглашены в Украину к подруге, на 20-летие ее супружеской жизни, туда слетаются несколько десятков их земляков и землячек, бывших жителей Чечни) - а на самом деле ты уезжаешь, покидаешь, расстаешься, и хоть и не на вечность, но и не на миг-день. Расстаешься с городом, в котором прошла вся юность, где состоялась учеба в двух сильнейших, элитных вузах и где всегда одной ногой и половиной своего нутра в годы зрелые.

     Поразительное дело. Ты возвращаешься домой. К родным и близким, любящим и любимым. Но за пределами пространства любящих и любимых тебе не хочется быть, ну просто в лом. Вернее, быть как выть. Ведь кому, кроме любящих, а их, конечно, немало - любящих не просто тебя, а любящих смыслы, красоту, знающих цену подлинному, неподдельных, правдивых, талантливых, - да, их немало, но все, кто другие, с хитрецой, с недолюбовью и так далее, кому это нужно, РАЗВЕ ОНИ ПОВЕРЯТ? Разве они поверят, что есть Москва и МОСКВА. Что есть Россия и РОССИЯ. Что есть ДОМ, тут и там. Что там, в Москве, есть настоящая ЛЮБОВЬ. Такая, что душу рвет, мозги драит, и температура бытия в такой - ВСЕЛЕНСКОЙ, безусловной - любви зашкаливает. И что благодаря этому и есть наша НАДЕЖДА, и в этом и есть весь смысл бытия, настоящего и дальнейшего. Тот смысл, который несли и несут величайшие наши писатели, философы, ученые. Разве люди, которые в это не верят, спросят? Разве захотят услышать? И разве им ты захочешь говорить все то, что сейчас, пусть малолитературно и неакадемично, но в один присест как на духу написал?..

                                                                                                                                                                                     Наталья Голованова


* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Shift+Enter.

Про автора:
Автор "Журналісту України", зарубіжних видань, літератор.


Коментарі наших відвідувачів:


+ Додати
 введіть код  

Всі записи:

Головна RSS