Останнє у блогах

Більше

Останні коментарі

htaletaihv
[url=http://canadian-pharmaonline.com]ge neric viagra in usa[/url] cheap herbal viagra http://canadian-pharmaonline.com
Коментарів: 1024
vtaletojvi
<a href="http://canadian-pharmacyisale .com">cheapest place to buy viagra</a> how to buy viagra http://canadian-pharmacyisale.com
Коментарів: 94
AAtrorgoAssoge
Torsion bras de quelqu`un est comment poupe votre sang pousse contre les parois de vos arteres lorsque votre coeur determination pompe le sang. Arteres sont les tubes qui transportent perseverent ...
Коментарів: 64
htaletykbt
<a href="http://baymontelreno.com" ;>buy cialis in usa</a> order discount cialis online http://baymontelreno.com
Коментарів: 98
italetsizu
[url=http://usedrestaurantequipmentaz.co m]buy cialis daily online[/url] order cialis online canadian pharmacy http://usedrestaurantequipmentaz.com
Коментарів: 1024
btalettezc
<a href="http://canadian-pharmabuy.com ">pfizer viagra online</a> cheap price viagra http://canadian-pharmabuy.com
Коментарів: 94
lgkdfn
<a href=http://camadian-pharmacya.com>ch eap viagra us</a> buying viagra in australia online http://canadian-pharmacya.com
Коментарів: 136
htaletcmxw
<a href="http://missreplicawatches.com ">buy cialis cheap canada</a> cialis generic best price http://missreplicawatches.com
Коментарів: 98
rtaletdtaj
<a href="http://h-m-j.com">via gra cost per pill</a> order viagra online overnight http://h-m-j.com
Коментарів: 143
rtaletohak
[url=http://unishade.com]cialis online us pharmacy[/url] order cialis australia http://unishade.com
Коментарів: 1024

Архів


Недемократичное

Наталя Голованова, 29.10.2011 19:27

     Сегодня слушала пианиста Андрея Коробейникова.

     Какая может быть демократия в классике?!  Тем более в пианистическом искусстве?

     Не в том смысле, что искусство недоступно всем. А в том, что оно действительно труднодоступно. В том смысле, что к его вершинам подбираются избранные, не срываются в пропасть и ничто очень немногие, а остаются на вершинах единицы. Те, кому дано. Кому дала шанс судьба. Но более всего ─ кому дано. Дано так играть, так выстоять  в растворяющем и разжижающем волю социуме, в сонме псевдоконфликтов и псевдоценностей.

     Иногда кажется ─ пианисты, скрипачи, виолончелисты, исполняющие классику, слеплены из особого материала. По-особому сделаны их пальцы, из божественных прозрачных и светлых веществ вылеплены их уши, и абсолютно непостижима, даже пугающе прекрасна их душа. Их душа ─ образ какой-то летящий, и ты влюблен и в этот образ, и в это тело, ты без трепета взглянуть не можешь в их глаза, бесконечные океаны, порой ─ озера, самые что ни на есть наши. Откуда у них такие глаза? У великих музыкантов совершенно непостижимые глаза. Здесь нет тех привычных нам норм и определений, которыми описывают человека и его судьбу. Оценивать их и говорить о них привычным языком так нелепо...

     Кажется, что их всякое утро, то, как они идут, скажем, на репетицию, по узкой мощенной булыжником улице, среди серых высоких зданий, выполненных в романском, например, или другом европейском стиле, характерном для центра любого старого города, ─ овеяно тайной, ореолом, обуяно атрибутами другого, нездешнего пространства, куда никому нельзя, и тебе нельзя. И ты в глубокой печали от сознания запретности и неприступности этой, и ты в невероятном счастье. Ведь не кто-то мановением руки, а сама природа, само небо запрещают непосвященным и непричастным туда интимный вход. Удел нас, остальных, ─ внимать этому неограниченному таланту, умеющему творить и передавать на языке, соединяющем мир тот и мир этот, ─ на языке музыки ─ в одну эфемерность, одну цельность, одно арпеджио или хотя бы части разных вариаций, в разных тональностях и в различной инструментовке, на одну тему.

     А ведь сколько труда, сколько строжайшего по отношению к себе режима ─ часы, изнурительные часы за инструментом. Искусство изучения языков и исполнительское искусство очень в этом близки. В других делах и ремеслах часы, возможно, не так заметны, а тут они важны и не могут быть делимы ни с чем, ибо человек во время репетиций должен слушать себя и слышать априори то, что он хочет воспроизвести. Во время репетиций нет места ни дилетантству, ни лени, никакому другому послаблению. Репетиции чрезвычайно недемократичны по отношению к музыканту, он в них вечный ученик.        

     Когда звучит Скрябин, или когда доносятся в форточку из консерватории звуки того же «Багателя» Бетховена, тогда замираешь, умираешь, невыносимо легко отрываешь себя от себя и уплываешь из реальности ─ безо всякого сочувствия к ней, безо всякого ощущения себя, без опоры на пол и тротуар, и нисколько не помнишь уже этой жизни.

     Боже мой, какие могут быть человеческие слова и определения, если мы говорим о музыканте. Когда говорим о музыке. Когда слушаем пианиста Андрея Коробейникова, виртуоза, человека немыслимой судьбы. Сына физиков и любителей бардовской песни, выросшего в среде долгопрудненского Физтеха, юриста по образованию, первоклассного юриста, сейчас пишущего диссертацию о Рахманинове, знающего несколько языков, молодого еще, но и в силу своей молодости, и вопреки молодости и судьбе являющегося нам во плоти самим собой на разных концертных площадках мира удивительным, удивительно причастным миру музыки человеком.   


* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Shift+Enter.

Про автора:
Автор "Журналісту України", зарубіжних видань, літератор.


Коментарі наших відвідувачів:


+ Додати
 введіть код  

Всі записи:

Головна RSS